15% роста ВВП «съедается» хроническими неинфекционными заболеваниями

На ПМЭФ обсудили проблемы здоровьесбережения россиян

 

Правительству необходимо рассмотреть возможность применения более гибких подходов в здравоохранении, учитывающих в том числе потенциал концепции модификации факторов риска в профилактике хронических неинфекционных заболеваний, которая обоснована научно и уже успешно применяется в других странах. Без этого сократить заболеваемость и смертность россиян от этих заболеваний будет сложно. В результате под угрозой может оказаться одна из главных задач из нового «майского» указа Владимира Путина – повышение ожидаемой продолжительности жизни в РФ с 74 до 78 лет.

 

фото: 15% роста ВВП «съедается» хроническими инфекционными заболеваниями

Гибкое, взвешенное регулирование, признающее потенциал концепции модификации факторов риска, может стать одним из основополагающих способов снижения заболеваемости и смертности населения от хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) и повышения качества и продолжительности жизни в России. К такому выводу в ходе сессии «Здоровьесбережение населения в интересах государственной политики» пришли ее участники.

 

Так, как напомнила директор Центра экономики здравоохранения Высшей школы экономики Лариса Попович, сейчас, согласно новому «майскому» указу президента, перед российским правительством поставлена задача повысить ожидаемую продолжительность жизни в стране к 2030 году до 78 лет. Отметим, что сейчас, по данным Росстата, данный показатель составляет 74 года. Чтобы достичь этой амбициозной цели менее чем за 6 лет, в первую очередь, необходимо сосредоточиться на сокращении числа смертей, вызванных главными «киллерами» современности – хроническими неинфекционными заболеваниями, такими как рак, сердечно-сосудистые и респираторные болезни и сахарный диабет. Согласно расчетам Всемирной организации здравоохранения, каждый год от хронических неинфекционных заболеваний умирает 41 млн человек, что составляет 74% всех случаев смерти в мире. Каждый год ХНИЗ уносят жизни 17 млн человек, не достигших 70 лет, а в России ХНИЗ являются причиной порядка 75% всех причин смерти населения.

«Если мы хотим снизить смертность от хронических неинфекционных заболеваний, то главной задачей государства является купирование трех типов рисков. Первая группа рисков – экологическая, и здесь необходима слаженная, совместная работа государства и бизнеса; Вторая – зона метаболических рисков, где ответственность, в первую очередь, ложится на врачей и государство. И, наконец, поведенческие риски – где в процесс должны быть вовлечены и государство, и врачи, и бизнес, и, конечно, сами пациенты», – отметила она. По словам Ларисы Попович, сейчас РФ тратит на здравоохранение ежегодно от 10% до 12% бюджета – однако при этом, «15% роста ВВП «съедается» хроническими инфекционными заболеваниями» за счет дополнительных больничных, которые вынуждены брать люди с такими диагнозами.

 

При этом, как подчеркнул главный внештатный онколог Северо-Западного Федерального округа Алексей Беляев, одной из главных причин развития хронических неинфекционных заболеваний выступают именно третья группа – модифицируемые факторы риска. «Это нездоровый образ жизни, включающий в себя злоупотребление алкоголем, табакокурение, гиподинамию, чрезмерное употребление соли и нерациональное питание – то есть наличие у пациента поведенческих привычек, которыми он может управлять, и появление которых можно предотвратить, проводя грамотную государственную политику по контролю за распространением факторов риска», – отметил он. По словам Алексея Беляева, основой профилактики хронических неинфекционных заболеваний является здоровый образ жизни. «К сожалению, для нашего общества все еще характерна низкая приверженность ЗОЖ. Так, по данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, 33% населения курит. А по данным Минздрава, 11% населения страдает от ожирения, в том числе вследствие нерационального питания и гиподинамии», – отметил он.

 

Как отметил руководитель НИИ сердечно-сосудистых заболеваний медицинского факультета Саклера Тель-Авивского университета Реувен Цимлихман, значительная доля курящего населения, в том числе заядлых курильщиков – не только российская проблема. «В мире сегодня более 1 млрд курильщиков, и 90% из них являются хроническими и курят одну-две пачки в день. Вы думаете, что за последние 20 лет никто не пытался объяснить им, почему это плохо сказывается на их здоровье? Были проведены и информационные компании, и неоднократные попытки объяснить им, что курение убивает. Однако они привыкли курить, и многие из них, даже попытавшись бросить, все равно возвращались к курению. Вот к этой группе людей нужно подходить таргетно», – отмечает он.

По его словам, чтобы помочь заядлым курильщикам, целесообразно обратиться к концепции снижения вреда, в рамках которой курящим может быть предоставлен необходимый им никотин, но без поступления в организм большинства опасных веществ, вызывающих ХНИЗ – продуктов горения табака. «Курильщикам с тяжелой формой табачной зависимости нужен именно никотин. Однако при курении сигарет никотин поступает в организм вместе с токсикантами и канцерогенами, что и приводит к различным неинфекционным заболеваниям. Поэтому временным решением на пути к полному отказу для заядлых курильщиков может стать разделение этих компонентов. Никотин вызывает сильную зависимость, но при этом не является главной причиной заболеваний, связанных с курением, и его профиль вреда несравним с уровнем вреда других компонентов табачного дыма. И если у заядлых курильщиков будет возможность получать никотин менее вредными, бездымными способами – это позволит значительно снизить заболеваемость и смертность от хронических неинфекционных заболеваний», – отметил он.

Как объяснил Руевен Цимлихман, подход, который отделяет никотин от продуктов горения табака, уже успешно практикуют многие развитые страны. Так, например, еще 20 лет назад Швеция приняла решение легализовать употребление снюса – жевательного продукта, в состав которого входит никотин, а продукты горения табака исключены полностью. «Что произошло за 20 лет с людьми, которые перешли от курения классических сигарет на снюс? Прежде всего, Швеция сегодня демонстрирует самый низкий уровень рака легкого и ХОБЛ в мире. Более того, количество курильщиков в Швеции, по данным 2023 года, составляет 5,8% – и, поскольку, согласно определению ВОЗ, «некурящей» считается страна, где этот показатель меньше 5%, в ближайшие годы Швеция может получить это звание», – отметил он.

 

Аналогичный опыт есть и в Японии, где сейчас разрешено использовать электронные системы нагревания табака – и благодаря этому решению, за последние годы количество курильщиков в этой стране сократилось на 35%. «Менее двух лет назад похожий эксперимент стартовал в Великобритании – британское правительство дало возможность курильщикам, которые хотят перейти с обычных сигарет на альтернативные системы доставки никотина, покупать их и впоследствии получать от государства возмещение своих расходов. Понятно, что на первом этапе это выглядит как рост бюджетной нагрузки – но как только мы посчитаем, сколько денег можно сэкономить за счет того, что меньшему числу пациентов понадобится лечение того или иного ХНИЗ, выгода составит в миллионы фунтов», – отметил он.

 

 В ближайшее время результаты внедрения концепции снижения вреда на государственном уровне сможет представить и Беларусь. «Мы пытаемся уйти от этой бинарной модели мышления «все или ничего». Но далеко не каждый пациент может бросить курить здесь и сейчас, и инструментов помощи таким пациентам у врачей тоже не много», – отметил профессор кафедры кардиологии и внутренних болезней Белорусского государственного медицинского университета Дмитрий Рузанов. По его словам, если в 2016 году всего лишь 2% белорусских врачей могли проконсультировать пациентов в отношении снижения вреда и применения альтернативных бездымных способов доставки никотина, то в 2023-м году примерно каждый пятый врач «знает дозировку никотина в разных табачных изделиях, и их реальный, научно обоснованный, зачастую неодинаковый профиль риска». «Я надеюсь, что к 2025 году мы получим наши первые результаты по снижению уровня воздействия факторов риска среди населения – опять же, с использованием альтернативных бездымных способов доставки никотина для значимого снижения колоссального вреда от табакокурения», – отметил он.

 

Швеция действительно достигла значительных успехов в деле сокращения числа курящих, а также снижении заболеваемости ХОБЛ, раком легких и органов головы и шеи, согласился депутат Госдумы Айрат Фаррахов. «То, что мы сегодня здесь обсуждаем этот опыт – крайне важно. Владимир Путин в своем «Указе о национальных целях развития РФ» поставил стратегически важную задачу сохранения и увеличения именно здоровых и активных лет жизни. И наша задача – использовать научные данные и самые современные концепции, которые позволят России быть максимально конкурентной и эффективной в этом вопросе. Если мы хотим достичь амбициозной цели по повышению ожидаемой продолжительности жизни до уровня 80+ в столь краткие сроки, необходимо внедрять умные решения, и, выбирая между запретом и регулированием – выбирать регулирование. Именно такой подход должен стать основой взвешенной, научно обоснованной и гибкой государственной политики», – заключил он.

Источник:«15% роста ВВП съедается хроническими инфекционными заболеваниями» – Коммерсантъ (kommersant.ru) 


Прочтите также:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Navigation

level: 4